Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:24 

Любовь в крови.

Мефистофель местного разлива
Название: Любовь в крови. Глава 1.
Автор: AKIMARU HAYATO
Бета: Нет
Пейринг: Куран Канаме/Кирю Зеро
Рейтинг: R (общий)
Жанр: Ангст
Размер: Макси
Состояние: В процессе
Дисклеймер: Герои принадлежат не мне и никакой выгоды от их использования я не извлекаю. Моя только больная фантазия.
Предупреждение: ООС, POV Зеро, AU
Размещение: Ну, если это понадобится кому-нибудь, то спросите у меня разрешение



Глава 1.

Все началось с того, что ты подошел ко мне, когда мы с Юки, как обычно, отгоняли учениц Дневного класса. Сейчас, прикованный цепями, обуреваемый жаждой крови, я пытаюсь собрать мысли воедино и понять, чего ты хотел добиться. Вывод напрашивается только один – твоя ненависть ко мне настолько сильна, что, доводя до отчаяния своими поступками, ты хотел уничтожить меня. Но только все пошло не так, как хотелось тебе, Куран Канаме.

- Кирю-кун, как ты себя чувствуешь?
- Прекрасно, Куран-семпай,- мои руки сжались в кулаки и я еле сдерживался, чтобы не разбить холеную физиономию стоящего передо мной чистокровного. Он отлично знал, как я себя чувствую – во мне уже начал пробуждаться вампир. Как и всем людям, укушенным чистокровными, мне предстояло скатиться до уровня чудовища, не помнящего себя, не отдающего отчет своим действиям.
- Это хорошо, - чистокровный бросил это, уже повернувшись ко мне спиной, и идя к своей «свите», которая, как всегда, покорно ждала своего «короля».
Я ненавидел Курана Канаме. Ненавидел за все – его холодную усмешку, его высокомерный тон, за его взгляд свысока, будто оценивающий тебя и не ставящий с ним на одну ступень. Он единственный из Ночного класса был в курсе случившегося со мной – знал о нападении на мою семью несколько лет назад сумасшедшей чистокровной вампирши. Она убила всю мою семью, только меня по непонятным причинам оставила в живых, но лучше бы я погиб в ту ночь вместе со всеми. Представляю, как посмеялись бы остальные вампиры, узнав, что я – Кирю Зеро, охотник на упырей, сам в скором времени стану кровососом. В отличие от вампиров, которые были рождены таковыми, я, изначально бывший человеком, по превращении не сохраню разум, не смогу держать себя в руках, как они. Мне светит сумасшествие, окрашенное в багряные тона человеческой крови.
- Если ты сомневаешься, Куран-семпай, то всегда можешь убедиться в моем прекрасном самочувствии. Прямо сейчас я могу всадить пулю тебе в лоб, - я заметил, как на меня оскалились другие вампиры, а тот, кого я жаждал вывести из себя, лишь чуть повернул голову в мою сторону, и на его губах была милая улыбка.
- Я в этом не сомневаюсь, Кирю-кун.
Боже, как же я ненавидел его.

А потом все навалилось разом. Я не мог больше находиться в Академии, потому что боялся причинить боль дорогим мне людям, боялся причинить боль Юки, особенно ей. Но когда я хотел уйти, она догнала меня у ворот школы, остановила, сказала, что всегда будет рядом, что все будет хорошо и она поможет мне справиться с предстоящим безумием. Я по-прежнему чувствовал страх, но поддался уговорам Юки, ничего я не хотел больше, кроме как быть с ней, иметь возможность обнимать ее, слушать ее смех, видеть, как загораются радостью большие карие глаза и быть причиной этой радости. Но Юки всегда воспринимала меня как друга, брата, просто близкого человека, но не как возлюбленного. Она мечтала лишь о Канаме. И когда она меня остановила, обняла со спины, прижалась ко мне всем телом, я слушал, как дрожит от слез ее голос, когда она просила меня не уходить, и подумал, что вот оно, возможно Юки видела во мне не только сводного брата, и я позволил себе поверить этой безумной мысли. И я ошибся. Все было по-прежнему, она не замечала никого, кроме Курана. А тот вдруг стал уделять ей много внимания, как никогда раньше. Чистокровный останавливался, чтобы поговорить с ней, улыбался ласково и мило, Юки смотрела на него восторженным взглядом влюбленной девушки, а меня в такие моменты всего передергивало от злости и негодования, всеми силами я старался держать себя в руках. Но в итоге я не сдержался. Когда я увидел руку Канаме, нежно гладящую Юки по волосам, у меня в голове все помутилось от захлестнувшей меня ярости. Я подошел, и резко схватив вампира за запястье, заставил его убрать руку.
- Куран-семпай, занятия Ночного класса уже начались, - произнес я сквозь зубы, сильнее стискивая запястье. В моем голосе была неприкрытая злоба и раздражение. Я усиливал свою хватку, стараясь причинить чистокровному боль, но тот даже и не поморщился, а лишь повернул голову и пристально посмотрел мне в глаза. Своим взглядом я пытался сказать этому высокомерному ублюдку, чтобы он не смел приближаться к Юки. В моих глазах отражалась ненависть, бушевавшая у меня в душе, но, сколько я ни слился прочитать что-либо во взгляде вампира, мне это не удалось - у него в глазах была пустота, словно черная бездна, непроглядная как сама ночь, через мрак которой не разглядеть ни одной звезды какого-либо чувства. Не знаю, как долго мы стояли и смотрели друг на друга, как Куран резко вырвав свою руку из моего захвата отошел в сторону.
- Спасибо, Кирю-кун. Я знаю, - голос Канаме был безразличным, лишенным каких бы то ни было эмоций.
А потом я видел, как он обнял Юки на балу, как танцевал с ней. В этот раз уже не было всепоглощающей злости, лишь какая-то странная грусть. Но я все же не мог все это оставить без внимания, ведь я видел, что для него Юки не более чем, возможно, подруга, но никак не возлюбленная, что своими поступками он дает ей бессмысленную надежду, а меня заставляет ревновать. Я попытался поговорить с ним.
- Кирю-кун, ты что-то хотел? – остановившись неподалеку от того места, где я поджидал его после возвращения с занятий, произнес Канаме.
- Да. Я хотел поговорить с тобой о Юки, - я пытался говорить спокойно, не выдавая своего раздражения. – Зачем ты играешь с ней? Ведь я же вижу, что ты не воспринимаешь ее как свою девушку, но при этом заставляешь ее верить в то, что у тебя есть какие-то чувства к ней.
- О, Кирю-кун, с каких это пор ты занялся анализом моих поступков и моих чувств? – насмешки в его голосе мог не заметить разве что полный дурак.
- С тех пор как это касается Юки! Я не позволю причинить ей боль! – злость в моем голосе прорывалась наружу, я уже практически сорвался на крик.
- А ты не задумывался о том, что я и впрямь могу любить Юки?
- Ты вампир! Ты не можешь ее любить!
- Надо же, что я слышу, а главное – от кого. Если следовать твоей логике, Кирю-кун, то тогда и ты не можешь любить ее, ведь ты же тоже вампир, - все время, пока Канаме говорил, он не отводил от меня своего взгляда, пристально всматриваясь мне в лицо и следя за малейшим изменением его выражения. Я не отвернулся, не закрыл глаза, хотя мне этого сильно хотелось. Мне было неуютно под изучающим взглядом аристократа. Казалось, будто он проникал в самые потаенные уголки моего сердца, и в его карих глазах было что-то такое, что говорило - вампиру известно обо мне все, даже больше, чем было известно мне самому.
- Хотя, о чем это я говорю. Ты недостоин зваться вампиром. Ты, Зеро, не превратишься в вампира, ты будешь монстром, ведомым лишь желанием убивать, и ничто не спасет тебя от этой участи, ведь это могло быть, если бы была жива та сумасшедшая вампирша, которая укусила тебя. Спасти тебя могла только ее кровь… Ну или кровь любого чистокровного аристократа, но знаешь, в этом мире после смерти Шизуки остался лишь один чистокровный вампир – я, и у меня нет никакого желания помогать тебе. Если сейчас ты еще можешь держать себя в руках, то скоро поддашься этой жажде, которая мучает тебя. Ты ведь знаешь, что я прав, Зеро.
Да! Я знал, что он тысячу раз прав, но то, как он высказал все это, внезапное фамильярное обращение, тон голоса… У меня внутри будто все перевернулось, мне никогда не было еще так больно, никогда меня так не задевали чьи-то слова, и от этого я разозлился еще сильнее. Хотел что-то сказать, но Куран не дал мне этого сделать.
- Единственный, от кого надо защищать Юки – ты. Так что, если ты хочешь уберечь ее, исчезни, - вампир уже шел ко входу в свое общежитие.
- Но… Куран! – я хотел еще что-то сказать, но чистокровный уже не слушал меня и не обращал внимания. Я стоял и смотрел ему в спину до тех пор, пока он не скрылся за дверями Лунного общежития и понял, что все равно не смог бы сказать ничего такого, что переубедило бы его в том, что я причиню вред Юки, что я кровожадный монстр. Не имело смысла пытаться оспорить это, ведь это правда.
С тех пор одна назойливая мысль не давала мне покоя. Почему мне было так больно от его слов. Больно так, что я впервые со времени смерти родителей готов был зарыдать как последний идиот. Мы с ним никогда не были друзьями, я знал, что он ненавидит меня так же, как и я его, но все же мне было обидно отчего-то, и я не мог понять этого. Не мог понять, почему для меня было так важно мнение Курана.
И однажды я все понял, нашел ответы на все свои вопросы.
На приеме, устроенном в честь дня рождения одного из вампиров, на который была приглашена Юки, и на который я тоже пошел ради ее защиты, я увидел, как они сидели в обнимку – Куран обнял Юки за плечи и прижал к себе. Но его взгляд почему-то был устремлен в мою сторону, вампир как будто ждал, что же я сделаю. Я уже подошел к ним и только открыл было рот, чтобы высказать все, что я думаю о нем, но внезапно я лишился дара речи, увидев, что сделал Куран. Он поцеловал Юки, наклонившись прижался своими губами к ее. Внутри меня будто что-то оборвалось, все мысли вылетели из головы, и я ощутил прилив неконтролируемой ревности и ярости, которые напрочь лишили меня рассудка – я выхватил Кровавую Розу, намереваясь выстрелить. Глупо, ведь человеку она не смогла бы причинить вреда, это оружие только против вампиров. Все подумали, будто я хочу убить их предводителя, единственного и неповторимого Курана Канаме и, конечно же, я тут же был схвачен остальными вампирами. Но я не хотел убивать чистокровного, в этот момент я хотел лишь, чтобы Юки была мертва, а все потому что я ревновал, ревновал Канаме к ней, а не наоборот. Мне удалось вырваться из цепкой хватки учеников Ночного класса, и я убежал, как какая-то истеричная девчонка просто развернулся и убежал прочь от этого места и от увиденного. А, возможно, я пытался убежать и от себя.
Я не знал когда возникли эти чувства, когда ненависть переродилась в любовь. Раньше я ничего не замечал или не хотел замечать. Я понял, что хочу убить Юки, хочу, чтобы Куран принадлежал мне. В мое сознание настойчиво пробивалась мысль о том, что это Юки – моя любимая, моя сестра, та кого я хотел всегда защищать и оберегать, я это все помнил, но было поздно. Наверное, ярость, испытанная мной, была последним толчком для полного моего превращения в монстра, меня захлестывала ненависть. Я хотел убивать, хотел крови и не чьей-нибудь, а Юки Кросс.
Она нашла меня в нашем общежитии и начала спрашивать о том, почему я убежал, почему я хотел убить Канаме, а я не слушал ее. Уже практически не видя ничего перед собой – мои глаза застилал красный туман, я думал лишь о том, как я ее ненавижу, ненавижу за то, что Куран выбрал ее, не понимал, что в ней такого особенного. И эти мысли были единственными, которые доходили до моего сознания сквозь ужасную жажду крови. Я стремительно бросился к Юки, схватил и впился клыками в шею. Я пил и пил ее кровь, а вместе с насыщением приходило и осознание того, что я наделал. Отбросив ее, как сломанную куклу, не подумав даже проверить жива она или нет, я кинулся прочь из общежития.

Меня поймали и бросили в подвал, приковав руки к стене цепями. И сейчас, постепенно сходя с ума от жажды крови, я пытаюсь не думать о том, что будет со мной. Ты хотел уничтожить меня, Куран, тебе это удалось, но только я прихватил с собой еще и Юки. Странно, но сейчас эта мысль не вызывает у меня ужаса, гораздо сильнее меня беспокоит любовь к тебе. Почему все случилось именно так?! Почему я влюбился в тебя?! Я в сотый раз задавал себе эти вопросы и не находил ответа.
Я схожу с ума от голода, этот голод причиняет мне боль и я чувствую, что вот-вот потеряю сознание, но неожиданно я понимаю, что в подвале нахожусь уже не один. Открываю глаза. Ты стоишь в углу и смотришь на меня облокотившись на стену. Я уверен, ты пришел убить меня, я был готов к этому. Давай, действуй.
Но ничего не происходит, ты так и не двигаешься с места. Опять эта игра в гляделки, как же она мне надоела. Сделай уже то, зачем пришел и покончи со мной, я больше не могу страдать, я просто не вынесу этого безумия, а проблески сознания еще хуже.
Наконец-то оторвавшись от стены, ты идешь ко мне, я, не произнося ни слова, наблюдаю за твоим медленным приближением.
- Знаешь, Зеро, Юки умерла, она не выжила. Все-таки ты ее убил, - голос печальный, но в нем нет ни грамма злости или ненависти.
До меня не сразу доходит, что ты только что сказал, а, когда сквозь пелену застившую разум, смысл твоих слов доходит до меня, я сжимаюсь от ужаса. Как будто только сейчас я поверил в то, что это все не страшный сон, Юки мертва, а тот, кто ее убил – я. Подумать только, несколько минут назад мне было все равно, но слова, произнесенные тобой, вырвали меня из оцепенения, в котором я находился все это время.
- Нет! Нет! Нет! – закрываю лицо ладонями и кричу изо всех сил, как будто это может что-то изменить.
Ты садишься передо мной на корточки, сдавливая до боли запястья, заставляешь убрать руки от лица, и я непонимающе смотрю на тебя.
- Что «нет», Зеро? Не хочешь верить в это? Однако, это правда.
Я отворачиваюсь, не в силах смотреть тебе в глаза.
- Не смей отворачиваться, - ты хватаешь меня за подбородок и заставляешь смотреть прямо на тебя, не оставляя возможности уйти от пронизывающего взгляда карих глаз с красными всполохами в их глубине.
- Не смей жалеть о том, что ты сделал! Ведь ты ничего уже не можешь исправить? Верно?
- Ты пришел убить меня? – спрашиваю даже как-то отрешенно, мне уже все равно. Я испытываю облегчение, оттого что сейчас все закончится. Больше не буду мучаться от осознания того, что я превратился в чудовище, что я убил самого дорогого мне человека и от своих чувств к тебе.
- Не говори глупостей, Зеро. Я не собираюсь тебя убивать. Наоборот, я дам тебе выпить своей крови. Я хочу спасти тебя.
Что?! Что ты говоришь?! Почему?!
Наверное, у меня на лице отражается все то потрясение, которое я испытал от твоих слов, потому что в следующую секунду ты нежно улыбаешься, кладешь правую руку мне на затылок, заставляя уткнуться тебе в шею, а другой обнимаешь.
- Зеро, ты так ничего и не понял. Но я объясню тебе все позже, если понадобится, а сейчас пей. Я знаю, ты голоден, - ты настойчиво, но в то же время осторожно, будто боясь причинить боль, сильнее наклоняешь мою голову к себе, и я уже не могу ничего чувствовать кроме потрясающего аромата, исходящего от твоей кожи и я не выдерживаю, наклоняюсь, чтобы впиться в шею, попробовать твою кровь на вкус.
В последний момент, перед тем как я вонзил свои клыки, у меня в голове мелькнула догадка, и я понял, что она верна. Не знаю как, но я просто был уверен в том, что догадался правильно, что вот оно - объяснение твоим поступкам.
Я сделал все именно так, как ты хотел. Все прошло так, как ты задумывал. Я все-таки сыграл в твою игру, Куран Канаме?



@темы: R, Канаме\Зеро, Макси, Фанфики

Комментарии
2010-07-03 в 18:06 

Звездная пыль на сапогах
замечательно!!!!!!!!!!!!!!!!! Мне очень-очень понравилось( в частности, из-за смерти Юки, ненавижу эту выскачку, мешающую такоооооой красивой яойной паре!). В общем, с нетерпением жду продолжения!

2010-09-11 в 22:43 

аааа, сууупер)
обалденный фанфик! автор вы чудо, я долго искала, что то похожее по смыслу и наконецто, вы исполнили мою мечту)
спасибо вам, и с нетерпением жду проду, надеюсь вы не бросите этот шедевр недописанным?

URL
2010-09-19 в 08:15 

Мефистофель местного разлива
Гость
О, спасибо) Мне приятно.
Продолжение пишется, хоть, к сожалению, и не так быстро как мне хотелось бы, из-за работы, но еще несколько глав у меня на дневнике есть)

Звездная пыль на сапогах
Огромное спасибо)

2013-01-30 в 23:57 

БОЖЕСТВЕННО! Спасибо большое за чудесную работу!

2014-03-31 в 21:04 

КЛАССНО продку плиз

   

Vampire Knight Yaoi

главная